«Ба! Знакомые всё лица!»
????? ????? ?? ?? (EUR, USD, GBP, CHF, JPY) - ?? «?????????»

Реклама

Вы находитесь на старой версии сайта! Информация здесь не обновляется. Перейдите пожалуйста на новый, удобный сайт!
Главная / Северная широта / «Ба! Знакомые всё лица!»
«Ба! Знакомые всё лица!»
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
13.06.2010 15:20

Это выражение Грибоедова, вынесенное в заголовок, припомнил наш читатель, ознакомившись с публикациями «Лицо с плаката» и «С гранатами против танков» (9 февраля 2010 г.) Напомним: в первой публикации шла речь об уроженце Коми АССР Николае Кочанове, военная фотография которого как солдата-победителя обошла весь мир. Публиковалась она и в «Комсомольской правде», корреспонденты которой и затеяли поиск нашего земляка после войны. Вторая публикация была посвящена уроженцу села Керчомья Алексею Тимушеву – герою беспримерного поединка с фашистскими танками. Один боец подбил гранатами ни много ни мало... четыре вражеских танка! Оказалось, что нашему читателю, Николаю Александровичу Лодыгину, есть чем дополнить эти публикации. Вот его письмо.

Лодыгин

«Этих героев мы знали», – рассказывает Николай Лодыгин. Фото Андрея Шопши 


Кочанова знал мой отец 

Если Алексея Егоровича Тимушева я знал лично, то Николая Михайловича Кочанова – лишь опосредованно, через моего отца Александра Алексеевича Лодыгина и моего дядю Василия Алексеевича. Их воспоминания могут расширить биографию героя. По их рассказам, родился Кочанов в 1922 (а возможно, и 23-м) году в деревне Носим. Его отца называли в деревне по-коми Лео Миш, а мать – Лео Миш Матрен, так как она была не местная.

Детей у Лео Миша было шестеро. Старший – Василий, он погиб на фронте под Полтавой. Николай был вторым ребенком, за ним шли Лена, Александр, Роза и Катя. Семья обеспеченная, ни в чем не нуждалась. В деревне они строились три раза. Первые два дома у них были большие, лишь последний поменьше, так как строился уже на двух человек.

Василий Алексеевич Лодыгин вспоминал:

– Жили они в Носиме не постоянно. Продадут свой дом и уезжают куда-нибудь на Дальний Восток. Несколько лет их нет, а затем приезжают и снова начинают застраиваться. Второй дом поднимали они возле речки, рядом с домом брата Александра. В их семье всегда было много игрушек, и мы, детвора, пропадали в их доме, ведь в деревне ни у кого не было таких забав. Коля любил рассказывать о путешествиях семьи по Советскому Союзу, о том, что видел, что узнал.

Ему не сиделось на месте 

Для нас он был кумиром и заводилой. Ему не сиделось на одном месте, видать, постоянные переезды пробудили неистребимую любовь к путешествиям, он просто бредил этим, отвергая сколько-нибудь оседлую жизнь. И однажды он таки решился на то, чтобы сбежать из дома.

Подговорил и меня. «Давай, – убеждал, – сделаем это летом, когда взрослые будут заняты полевыми работами, сядем на пароход (а тогда пароходы ходили до Усть-Кулома и даже выше по Вычегде) и дадим деру». И вот долгожданный день настал. Но я в последний момент все же не отважился покинуть родителей. Договорились, что он напишет мне письмо оттуда, где остановится, и я к нему приеду.

А вечером родители Коли пришли в наш дом и стали меня расспрашивать, куда он исчез. Я вначале отнекивался, но под их напором «раскололся», сказал, что он собирался в город на пароходе. Они тотчас оседлали лошадей и поскакали на пристань. До отправления оставалось несколько минут. Вместе с работниками милиции они обыскали весь пароход, но Колю так и не нашли. И вышло так, что его побег стал окончательным разрывом с отчим домом.

Лишь через год пришло мне письмо от Коли (он был верен своему обещанию). В нем он описал, как удалось сбежать. Он пробрался на судно с первыми пассажирами и спрятался в пароходной трубе, в том месте, где была решетка. Там было тепло, теплый воздух поднимался из кочегарки. Так и доехал до Сыктывкара, а оттуда тем же макаром до Котласа. На поезде добрался до Ленинграда. А там попал в руки милиции. Коля соврал, что родителей у него нет, что он беспризорничает. Его определили в интернат, а вскоре направили учиться в мореходное училище.

В деревню Николай больше не приезжал, а родители его вскоре продали свой дом и уехали во Владивосток. Интересно, что через год вернулись и построили новый дом. А тут началась война... В Носиме осталась одна мать, она и прожила там до своей кончины, там и похоронена. Сестры разъехались кто куда. Одна жила в Воркуте, другая во Владивостоке, третья была на фронте и, видать, погибла.О брате Саше никаких сведений не было. Ну а Николай последний раз приезжал в Сыктывкар в 70-х годах, уже после того, как разнеслась о нем всесоюзная молва благодаря «Комсомолке».

К дяде Алексею за сказками

– Ну а об Алексее Егоровиче Тимушеве, – говорится дальше в письме, – я могу рассказать и сам. Он хорошо был известен многим жителям Усть-Кулома, особенно тем, кто общался с ним в юном возрасте. Жил он рядом, в деревне Паспом, за четыре километра от села. А мы с пацанами с пятого по восьмой класс ходили в тамошнюю школу. И частенько заходили погреться в сторожку нефтебазы к дяде Алексею: он там работал. Первым делом он с детьми знакомился, узнавал, кто их родители, где работают. А уж потом принимался за сказки.

Мы слушали его затаив дыхание, бывало, дотемна сидели, пока он сам не начинал беспокоиться и отправлять нас домой, пока родители не всполошились. Мы с большим нетерпением ждали дни, когда наступала его смена. Иногда он рассказывал про войну, но чувствовалось, что ему это дается нелегко. Нам казалось, именно потому, что на войне он потерял ногу.

Лицом не вышел для героя

Когда он рассказывал про поединок с танками (в Красном знамени» это описано подробно), нам и верилось и не верилось. Почему же ему, самостоятельно подбившему гранатами целых четыре вражеских танка, не присвоили звание Героя Советского Союза?! Не могли мы не задать ему этого вопроса. Ответил он с иронией, за которой угадывалась трудно скрываемая боль, мол, лицом не вышел для героя. Это сейчас, прокручивая в памяти те давние детские воспоминания и перечитывая газетные строки, я начинаю понимать, что не все, что случалось на войне, поддается житейской логике. Возможно, командиры Тимушева оплошали, не оформили нужные для награды документы, да мало ли что еще могло быть на фронте. Кому-то повезло со славой, кого-то она обошла стороной.

Еще один боевой эпизод

А вот боевой эпизод, о котором нам рассказал сам Тимушев. Отправили его с сержантом за линию фронта за «языком». На обратном пути они напоролись на немцев, и сержант остался прикрывать товарища, чтобы тот с уже захваченным «языком» успел перейти линию фронта. Немец попался послушный, полз, как ему велели, впереди Тимушева. А тут разведчика ранило, пуля попала ему в бок. Истекая кровью, он показал пленному гранату с выдернутой чекой и заставил тащить его за другую руку. Так и дотащил немец Тимушева до нашей обороны и дал потом много нужных сведений, пригодившихся командованию. Самого разведчика увезли потом в санбат, а сержант в той операции погиб. И все же редко, очень редко рассказывал он о войне. Не хотелось ему вспоминать, как погибали его друзья и товарищи.

Рядом с фронтовиком

Государство два раза выделяло ему как инвалиду войны автомашины. Не раз он катал на них нас, пацанов. Когда дорога была хорошая, мы, детвора, набивались в машину до отказа, и дядя Алексей катал нас. А когда сходил лед на озере Коджты, он приплывал к своей сторожке на лодке. Был умелым охотником и рыбаком. Стрелял очень метко, чему и нас обучил. А уж ухой из свежепойманной рыбы мы наедались у него до отвала...

Были у него два сына: Александр и Иван. Иван рано ушел из жизни, еще мальчишкой. Летом купался в озере, нырнул и ударился головой о топляк. Хотя пацаны и вытащили его, но спасти не смогли. А Александр работал водителем в Носимском лесопункте. Растил дочерей. Сейчас его тоже уже нет в живых. Из родных остались только его племянники.

Напоследок

Так заканчивается письмо Николая Лодыгина. Но торопиться ставить на этом точку не хочется. И вот почему. Обратите внимание: две газетные публикации, два их героя. И судьбы обоих, можно сказать, связаны с одной географической точкой республики – маленькой деревней Носим. Совпадение с учетом идеи и тематики страницы «Северная широта» не кажется случайным. Оно приводит нас к мысли о том, как много в нашей родной республике удивительных людей, которыми мы можем гордиться, и как мало мы еще знаем о других своих героях. Круг их может быть значительно более широким, а значит, и знания о родном крае могут быть более глубокими. Помощь наших читателей в этом просто неоценима.

 

Комментарии  

 
#1 А. Виноградов 2010-06-14 15:43 Здорово! Спасибо за материал.
 
Copyright © 2009 ЗАО Газета «Красное знамя».
Все материалы, находящиеся на сайте www.komikz.ru , охраняются в соответствии с законодательством РФ об авторском и смежных правах
и принадлежат ЗАО «Газета «Красное знамя». При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Замечания и пожелания: webmaster@komikz.ru . Powered by Joomla
Яндекс.Метрика